Мой дневник: важный разговор.

Пути разошлись...И вдруг разговор...

Пути разошлись…И вдруг разговор…

Сегодня у меня состоялся важный разговор с человеком, с которым я знакома уже больше десяти лет. На некоторое время наши пути разошлись. Я всегда его знала как умного, образованного человека с широким кругозором и хорошим интеллектом.

Но одно его качество характера вызывало немалое удивление: он был однозначен и непримирим в суждениях по поводу поступков окружающих его людей. Если он принимал определённую точку зрения, никакие другие доводы, предположения не могли изменить его взгляд. А точка зрения его чаще всего была критиканская, подозревающая других в отрицательных намерениях.

Я недоумевала, как человек, широко смотрящий и глубокий по сути, может быть так поверхностен, узок и однообразен во взгляде на поступки, мотивы и мысли людей. Он чаще всего проецировал на людей одну и ту же схему: они контролируют меня, используют меня, я им не фраер.

Думаю, что он сам страдал от этой несвободы, но явно не понимал этого и верил, что так оно и есть.

Я потеряла с ним связь на какое-то время. И вот сегодня он вдруг позвонил и сказал, что нуждается в разговоре. Я опешила, он никогда не нуждался в разговоре ни с кем. Голос его был взволнован.

Разговор в ресторанчике.

Разговор в ресторанчике.

Мы договорились встретиться через два часа в маленьком ресторанчике, расположенном в тихом, немноголюдном месте. Я была на месте ровно в назначенное время. Поняла, что соскучилась по общению с ним, да и любопытство разбирало, что же произошло, что он сменил свои привычки.

Проговорили мы с ним долго. Выпили лимонад, по чашечке кофе, я съела салат с вкуснейшим свежим хлебом. Потом ещё раз по чашечке кофе. Он ничего не ел, только пил и говорил.

Оказывается за это время, пока мы не общались, у него практически разрушились отношения с женой. Она жила с ним, но между ними был овраг, обещающий превратиться в пропасть. Он отдалился от своего лучшего друга.

С обычными знакомыми и сослуживцами у него были нормальные отношения. Окружающие уважали его за профессионализм, интересные суждения, независимость и внешнюю открытость.

Почувствовал себя очень тоскливо...

Почувствовал себя очень тоскливо…

«Неделю назад я проснулся и почувствовал  себя очень тоскливо», — рассказывает он мне. «Рядом спала жена. Я понял, что сильно, необыкновенно сильно для моих чувств  соскучился по ней. По беззаботности, лёгкости в отношениях. По влюблённости в её глазах, по переживанию радости и счастья от её присутствия рядом со мной.

В голову пришла мысль, которую я впервые не стал прогонять, но дал ей течь в моей голове и вести меня к новым размышлениям: может от меня исходит отрицательный импульс, влияющий на нас, может что-то во мне мешает нашей любви и близости.

Вдруг я вспомнил, что она ради меня, чтобы не мешать мне спать, часто выключает телевизор, свои любимые передачи. Что она перед моим выходом на работу до сих пор останавливает меня у двери и расчёсывает мне волосы. Раньше мне казалось, что эти мелочи ни о чём не говорят. Она часто требует помощи, несогласна с моим мнением, контролирует …На слове «контролирует» я вдруг рассердился сам на себя…

Ира, со мною такого никогда не бывало. Сентиментальность накрыла меня. Я смотрел на спящую жену и вспоминал приятные мелочи, одну за другой. Потом поплыли какие-то её поступки, слова, на которые я вдруг посмотрел с другого ракурса…».

«Ты думаешь, это нормально?»- спросил он меня. «Как будто кто-то прокручивает мне же мою жизнь с другим освещением и декорациями.»

Но ответа он на данном этапе и не ждал. Продолжал говорить. «Представляешь, тоже самое произошло по отношению к другу. Всё, что я  считал в нём слабостью, вдруг увиделось мне иначе, увиделось мне не значимым для нашей дружбы. Но я вспомнил хорошее время с ним, и мне захотелось опять окунуться в это время, почувствовать его плечо, поделиться с ним многими вещами…Никто так меня не понимал, как он…»

«Ира, понимаешь, это они меня терпели, а не я снисходил к ним. Это они понимают что-то в любви, а не я такой умный и начитанный. Представляешь, лежу в постели рядом с женой, и слёзы текут. Ты узнаёшь меня? Объясни мне что со мною. Жена проснулась от того, что я всхлипываю и глажу её. Повернулась ко мне и молча смотрит на меня. А в глазах сначала непонимание, потом удивление, потом недоверие, а потом радость появилась, а потом волнение. А я понял, представляешь, понял откуда волнение. Боится она, что ненадолго это со мной. А оно надолго, я уже неделю  сам не свой.

Вот тебе позвонил…»

«А позавчера встретился с другом. Обнял его при встрече. Говорили, ржали как прежде. Ели суши, пили пиво. Он ничего плохого не вспоминал, а у меня не вспоминалось…»

Он замолчал. Смотрел на меня. В моей голове вихрем носились мысли, а в душе чувства: недоверие к таким драматическим изменениям, радость за него и его близких, удивление. Меня накрывала волна сентиментальности, в воспоминаниях пролетали куски из своей жизни, сожаление о некоторых ошибках, новые надежды, мечты, планы.

Результатом всей этой деятельности мозга и сердца было то, что я вдруг заплакала. Трудно было плакать беззвучно. Молодая пара за соседним столиком подозрительно и сочувственно на нас косилась. «Во мужик, довёл женщину»,- читалось в их взгляде. Больше никого в ресторанчике не было. Девушка встала, подошла к официанту и что-то ему сказала. Официант скрылся за стойкой бара.

Через пять минут он нёс мне коктейль с трубочкой. «Девушка сострадает Вам и передаёт Вам коктейль с ромом, её любимый. Спрашивает, может ещё чем может помочь? Если надо и её друг придёт на помощь.» Вот такие сердобольные у нас в Израиле люди.

Я улыбнулась сквозь слёзы этой милой девушке, и мы перешли за столик на улицу. Слёзы ещё не кончились, что-то мешало им окончательно высохнуть. Наверное, желание, чтобы эти чудесные изменения не прекратились и страх, что это ненадолго.

Вдруг мой друг посмотрел на меня строго и сказал: «Хватит реветь. Я тебя что пригласил, чтобы ты тут ревела? Я хотел выслушать твоё мнение по поводу всей этой кутерьмы. У тебя ведь есть мнение? Во всяком случае, всегда было. Надеюсь, что и сейчас есть.» В это мгновенье я увидела в нём его прежнего, острого на язычок, рационального и практичного человека. Только нотки в голосе изменились.  Звучали нотки теплоты, заботы, заинтересованности.  В глазах читалось доверие и ожидание.

Мои слёзы высохли...

Мои слёзы высохли…

Мои слёзы высохли. Исчез страх, как будто его и не было. На душе стало хорошо и спокойно. Я посмотрела на него с улыбкой и сказала, отвечая больше своим мыслям, чем ему : «Я так рада нашей втречи, спасибо тебе.»

Запись опубликована в рубрике Мой дневник: важный разговор. с метками , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>